Поздравления
СМС поздравления, сценарии праздников, тосты

Онегин признание в любви

30 августа 2013 г.
Поздравления

Признание в любви татьяне

Не утешай, оставь мою печаль

Нетронутой, великой и безгласной.

Обоим нам порой свободы жаль,

Но цепь любви порвать хотим напрасно.

Я чувствую, что так любить нельзя,

Как я люблю, что так любить безумно,

И страшно мне, как будто смерть, грозя,

Над нами веет близко и бесшумно...

Но я еще сильней тебя люблю,

И бесконечно я тебя жалею,-

До ужаса сливаю жизнь мою,

Сливаю душу я с душой твоею.

И без тебя уж не могу я жить.

Мы отдали друг другу слишком много,

И я прошу, как милости, у Бога,

Чтоб научил Он сердце не любить.

Но как порой любовь ни проклинаю -

И жизнь, и смерть с тобой я разделю,

Не знаешь ты, как я тебя люблю,

Быть может, я и сам еще не знаю.

Но слов не надо: сердце так полно,

Что можем только тихими слезами

Мы выплакать, что людям не дано

Ни рассказать, ни облегчить словами

История любви евгения онегина

История любви Евгения Онегина (по роману в стихах А. С. Пушкина

"Евгении Онегин")

Роман "Евгений Онегин" создан с удивительной тонкостью

поэтического мастерства, которое нашло выражение и в композиции и

в построении сюжета, и в ритмической организации романа. А. С.

Пушкин создал роман в стихах. подобно поэме Байрона "Дон Жуан".

Главный герой произведения А. С. Пушкина - молодой.

привлекательный, очень неглупый человек, дворянин. Пушкин

относится к своему герою с симпатией и со значительной долей

иронии. В 1 главе поэт рассказывает о жизни молодого повесы Евгения

Онегина в Петербурге. О том как и кем он воспитывался:

Сперва мадам за ним ходила, Потом мосье ее сменил, Ребенок был

резов, но мил.

В пору юности он вел себя точно так, как молодые люди его круга, то

есть "по-французски совершенно мог изъясняться и писал, легко

мазурку танцевал". Но главной его наукой, признает Пушкин, "была

наука страсти нежной". Жертвой любви, как позднее мы узнаем, и пал

Евгений.

Пушкин подчеркивает, что "труд упорный ему был тошен", Он

рассказывает о жизни Онегина, проводимой в ресторанах, в театрах, на

балах, в ухаживании за женщинами. Такой же жизнью жили тысячи

молодых дворян. Такой уклад жизни был привычен дворянскому

сословию. Но не следует спешить с выводами, определяя Онегина в

разряд "лишних". Для своего круга он не был лишним. Онегин занимал

определенное место в светском обществе, где имел "счастливый талант"

и возбуждал "улыбку дам огнем нежданных эпиграмм". Так бы и

протекала размеренно его жизнь, если бы не встреча с Татьяной

Лариной. Онегин даст влюбиться в себя Татьяне, долго мучает и терзает

ее. Татьяна пишет письмо Евгению с признанием в любви. Девушка

задает ему вопрос: "Кто ты... Ангел ли хранитель или коварный

искуситель?"

Кажется, неспособный к серьезному чувству, Онегин отвергает ее

любовь, которая для Татьяны становится смыслом жизни.

Мечтательная, романтическая девушка "верит, что Евгений послан

богом". Онегин тронут признанием Татьяны, но не более того.

Следующим необдуманным шагом являются взаимоотношения с

Ольгой Лбиной. Онегин просто так, от скуки начинает ухаживать за

Ольгой Лариной, невестой Владимира Ленского. Девушка увлекается

Евгением, что, естественно, вызывает ревность Ленского.

Переломным моментом во взаимоотношениях с девушками явилась

дуэль Евгения с Ленским. Поединок кончается трагически для

Владимира. И здесь наш герой словно прозревает: "Онегин с

содроганием" видит дело своих рук, как "труп оледенелый" юноши везут

в санях. Ленский убит "приятельской рукой". Бессмысленность этого

поступка становится очевидной.

А что же Татьяна? Она молчаливо поддерживает в горе сестру. Впрочем,

Ольга "не долго плакала", а увлеклась неким уланом, с которым вскоре

пошла под венец.

В Татьяне борются любовь к Евгению и неприязнь к нему, как к

убийце Ленского. Девушка начинает вдруг понимать, что Евгений не

такой, каким она представляла его в своих мечтаниях. Ветреный эгоист,

сердцеед, человек, несущий боль и слезы другим, а сам неспособный

сострадать.

Возвратившись в Петербург, Евгений встречает уже другую Татьяну -

светскую женщину, "законодательницу мод". Он узнает; что теперь она

замужем за важным генералом, героем Отечественной войны.

Происходит удивительное превращение. Теперь Евгений ищет свидания

с Татьяной Лариной, ставшей "равнодушною княгиней, неприступною

богиней", томится, страдает. Да, Татьяна перестала быть похожей на

провинциальную дворянку. Сколько царственности во взоре! Сколько

величавости и небрежности! Евгений влюблен, он преследует ее, ищет

ответного чувства. Но, увы! Написано письмо, но ответа на него

Евгений не получил. И вот, наконец, они встретились. Какой удар,

какое разочарование! Онегин отвергнут: "Я вас прошу меня оставить".

"Как будто громом поражен" стоит Евгений и чувствует вдруг

внутреннее опустошение, свою ненужность. Вот достойная концовка

романа.

А. С. Пушкин проверял своего героя истинным чувством -любовью. Но,

увы, не выдержал этого испытания главный герой романа: испугался,

отступил. Когда же наступило прозрение, оказалось, что уже поздно,

ничего вернуть и исправить нельзя. Таким образом, роман "Евгений

Онегин" - не просто рассказ об эпохе, в которой "отразился век и

современный человек", но и трогательная история несостоявшейся,

пропущенной любви.

Женский журнал суперстиль: признание в любви

В 2013 году исполнится 190 лет с того момента, когда Солнце нашей поэзии Александр Сергеевич Пушкин начал писать роман "Евгения Онегин". Шел 1823 год. Девушки были скромны, а юноши вели себя прилично и еще имели огромный запас романтизма, растраченного позднее. В экологически чистом воздухе летали купидоны с тонкими стрелами ювелирной работы, писались стихи в альбомы, и посылались прекрасные письма, которые ушли в историю и, очевидно, уже никогда не вернутся к нам в прежнем виде: с аккуратным подчерком, ароматом духов, личными печатями, засушенными цветами, перевязанные лентами или положенные в красивый конверт. В письмах изнеженно дышала душа и обитала любовь. Это было прекрасно.

"Я вам пишу, чего же боле?" (А. Пушкин)

Тайна переписки и воспитание не позволяют утверждать, что письма содержали фривольную информацию. Но именно роман "Евгений Онегин" включил в себя письмо девицы Татьяны Лариной к молодому человеку Евгению Онегину. И это на многие годы и даже века стало хорошей темой для дискуссий. В школе это письмо учили наизусть девочки, а мальчики зубрили ответное послание мужчины. Но почему надо было учить именно эти отрывки романа? Ведь в нем были, к примеру, красочные описания природы. Знанием таких отрывков можно блеснуть когда угодно: как говорится, по сезону и просто так. А еще очень интересно, читал ли это письмо Зигмунд Фрейд, чтобы дать свое определение образу этой девушки и вывести феномен опасности русских женщин для иностранных мужчин.

Так в школе распределялись роли, что не доходило до светлых умов педсовета, и, наверное, потому появлялись новые Татьяны и новые Онегины. Кто и когда распределил роли в процессе выяснения отношений мужчины и женщины, позволяющие прийти к консенсусу, сказать трудно. Но так и вошло в привычку, что активное поведение украшает только мужчину: пришел, увидел, отвесил комплимент, дождался реакции, подумал, что хочет, признался, сделал предложение, получил ответ. В зависимости от ответа стал вести себя степенно, как и подобает мужчине, влюбленному в одну женщину, или начал волочиться за новой дамой. Хотя некоторые умеют виртуозно совмещать то и другое. Но в романе именно женщина становится фигурой доминантной, лидирует, а потом униженно ждет ответа.

Сцену написания письма любят обыгрывать режиссеры: зимний вечер, свеча, дрожащие блики света на стенах и нежная девушка, которая неудачно влюбилась в героя. Часто актрисы бывают в возрасте мамы Татьяны или молодой бабушки – в теле и мудростью в глазах, но играют страстно, доказывая, что возраста, чтобы любить и делать ошибки, в общем-то, нет. Дело в том, что в своем письме Татьяна Ларина не просто писала о житье-бытье в деревне и девичьих размышлениях о жизни знакомому мужчине, бывавшему в доме ее родителей, а признавалась в любви. Что само по себе "шкандаль"!

Моя электронная тетрадь: признание в любви

Предвижу все: вас оскорбит

Печальной тайны объясненье.

Какое горькое презренье

Ваш гордый взгляд изобразит!

Чего хочу? с какою целью

Открою душу вам свою?

Какому злобному веселью,

Быть может, повод подаю!

Случайно вас когда-то встретя,

В вас искру нежности заметя,

Я ей поверить не посмел:

Привычке милой не дал ходу;

Свою постылую свободу

Я потерять не захотел.

Еще одно нас разлучило...

Несчастной жертвой Ленский пал...

Ото всего, что сердцу мило,

Тогда я сердце оторвал;

Чужой для всех, ничем не связан,

Я думал: вольность и покой

Замена счастью. Боже мой!

Как я ошибся, как наказан.

Нет, поминутно видеть вас,

Повсюду следовать за вами,

Улыбку уст, движенье глаз

Ловить влюбленными глазами,

Внимать вам долго, понимать

Душой все ваше совершенство,

Пред вами в муках замирать,

Бледнеть и гаснуть... вот блаженство!

И я лишен того: для вас

Тащусь повсюду наудачу;

Мне дорог день, мне дорог час:

А я в напрасной скуке трачу

Судьбой отсчитанные дни.

И так уж тягостны они.

Я знаю: век уж мой измерен;

Но чтоб продлилась жизнь моя,

Я утром должен быть уверен,

Что с вами днем увижусь я...

Боюсь: в мольбе моей смиренной

Увидит ваш суровый взор

Затеи хитрости презренной -

И слышу гневный ваш укор.

Когда б вы знали, как ужасно

Томиться жаждою любви,

Пылать - и разумом всечасно

Смирять волнение в крови;

Желать обнять у вас колени

И, зарыдав, у ваших ног

Излить мольбы, признанья, пени,

Все, все, что выразить бы мог,

А между тем притворным хладом

Вооружать и речь и взор,

Вести спокойный разговор,

Глядеть на вас веселым взглядом!..

Но так и быть: я сам себе

Противиться не в силах боле;

Все решено: я в вашей воле

И предаюсь моей судьбе.

Я не смел тронуть текст великого автора, но во имя любви можно пойти и на такие поступки.

А если кто-то , читая мой блог ищет совета в признание, то я считаю, что лучшее признание должно идти от души. Если некое произведение, стихотворное или прозаическое как никак кстати высказывает то, что у Вас лежит на душе, то его можно использовать. Главное - искренность.

Евгений онегин тема любви

«Евгений Онегин» - знаменитый роман в стихах, принадлежащий перу Александра Сергеевича Пушкина, написанный в промежутке между 1823 и 1831 годами. Он представляет собой классическое, образцовое произведение, признанное шедевром русского слога не только в России, но и за ее пределами.

Сегодня, пожалуй, каждому мало-мальски образованному человеку известен сюжет и герои произведения "Евгений Онегин". Тема любви, тема дружбы, тема сокровенности человеческих и романтических отношений, проблемы морально-этического характера – все это лишь небольшой перечень вопросов, которые поднимает в произведении поэт. И не только поднимает, он размышляет над ними, ставя своих героев в нетривиальные ситуации, наблюдая за их поведением и реакциями.

Во время прочтения произведения периодически возникает ощущение, что роман живет своей жизнью, что у героев есть свои принципы и желания, и что, может быть, сейчас Евгений прочтет письмо и найдет в своем сердце отклик на него, полюбив несчастную Татьяну. Однако нет, не таков Евгений Онегин. Тема любви не трогает его, он устал, ему скучно, а сердце его не готово на любовь в тех глобальных масштабах, которые предлагает ему Ларина. Герой вежливо, но убедительно отказывается от тех чувств, что открыла ему девушка. И, тем самым, любовь Татьяны переходит из разряда «тайного чувства» в категорию «неразделенной любви». Однако она так сильна, что даже через много лет, выйдя замуж за другого и кардинально изменив свою жизнь, Ларина не перестанет любить Онегина. Подтверждение тому мы видим в самом конце романа, где Татьяна прямым текстом говорит своему герою:

Я знаю: в вашем сердце есть

И гордость и прямая честь.

Я вас люблю (к чему лукавить?),

Но я другому отдана;

Я буду век ему верна.

Однако, в романе «Евгений Онегин» тема любви раскрывается не только с точки зрения Татьяны – женщины сильной и твердой, которая через всю свою жизнь бережно несет чувство любви, но и с точки зрения героя – Евгения. В свое время он оттолкнул «милую девушку Таню», но когда, спустя годы, столкнулся с ней в высшем обществе, понял, что она притягивает его, словно магнит. И даже более того – ранее холодный, рассудочный и прямолинейный Евгений – теперь, опьяненный нынешней Татьяной, поступает как когда-то она – пишет ей письмо, в котором признается:

Случайно вас когда-то встретя,

В вас искру нежности заметя,

Я ей поверить не посмел.

Он обвиняет себя в роковой ошибке, в той злой шутке судьбы, которая теперь бросает его к ногам княгини Татьяны. Кается и плачет в ногах у любимой, поверженный Евгений Онегин. Тема любви превращается для него из второстепенной и ненужной, в единственно важную. Он покоряется решению Татьяны:

Но так и быть: я сам себе

Противиться не в силах боле;

Все решено: я в вашей воле

И предаюсь моей судьбе.

В романе «Евгений Онегин» тема любви раскрывается многосторонне и непросто, но хэппи-энда, как это не грустно, быть и не должно. Любовь есть, она никуда не исчезает, но выше этого чувства стоит мораль и долг. А значит, пусть герои и не могут быть вместе, но они должны быть счастливы, ведь Господь одарил их высшим переживанием и высшим счастьем – любовью! Стоит признать, что с такой точки зрения, в романе «Евгений Онегин» тема любви преподносится как радость и благо, несмотря ни на что.

Читайте также другие статьи о любовной лирике:

Любовь в творчестве Лермонтова

Любовь в творчестве Брюсова

Пушкин тема любви

«3500 кинорецензий»: онегин

Onegin, 1998 Информация о фильме » * Внимание! Рецензия может содержать спойлеры. Будьте осторожны.

Сергей Кудрявцев 5.5/10 Мелодрама-экранизация

Когда стало известно о решении известного британского актёра Рейфа Файнза во что бы то ни стало сыграть Евгения Онегина в фильме по мотивам пушкинского романа в стихах, многие испытали если не оторопь, то во всяком случае явное сомнение, что иностранцам вообще стоит за это браться. Они даже из привычных сюжетных произведений русской классики (допустим, «Анна Каренина» неоднократно переносилась на экран американцами) умудряются сделать голливудскую беллетристику с надрывом страстей и всё затмевающей сочной фактурой «а ля рус». А уж «Евгению Онегину» суждено было пасть жертвой более страшной вивисекции, поскольку эта «энциклопедия русской жизни» сразу была обречена на лишение всех знаменитых пушкинских отступлений и фраз, сказанных вроде бы мимоходом, вскользь, но не менее значимых для понимания романа.

Впрочем, оптимисты могли бы привести в пример то, что и в конгениальной опере Чайковского всё свелось в немалой степени к мелодраматической истории сначала отвергнутой, а потом запоздало испытанной самим Онегиным, но уже безнадёжной любви к Татьяне. Однако в опере свои законы — арии и речитативы вполне способны хоть как-то заменить одновременно воздушный и житейски подробный по деталям пушкинский стих. Некоторая сентиментальность музыки и пронзительность чувств всё же в состоянии примирить нас с неизбежным упрощением и уплощением всеохватного по замыслу литературного сочинения.

Зарубежные авторы ленты «Онегин» (чуть отличающееся название будто даёт им определённую надежду на прощение) рискнули сделать то, на что не решился бы никто из отечественных экранизаторов, если бы довелось кому-нибудь набраться наглости и воплотить в кино роман в стихах «Евгений Онегин». Иностранцы вообще отказались от стихотворного текста, не считая писем Татьяны и Евгения. И то девичье признание в любви, наизусть заученное нами ещё в школе, не без оригинальности озвучивается вслух гораздо позже, когда спустя шесть лет Онегин, вновь встретив Ларину и влюбившись в неё, перечитывает старое письмо, прежде чем написать ей о своих новых чувствах. Если принять эти правила игры и не быть литературоведчески придирчивыми, то такое обращение с бессмертным пушкинским текстом действительно заслуживает снисхождения. Как и ряд иных вольностей, необходимых для того, чтобы по возможности насытить диалог героев живыми подробностями, позаимствованными из поэтических отступлений.

Не будем, наконец, и излишне занудными буквалистами, отыскивая с лупой в руках малейшие несоответствия по сравнению с романом. Дело всё-таки не в этом. Английская картина в своём изобразительном ряде почти не имеет заведомой «клюквы» (хотя многие сцены снимались не в России, а в Великобритании на натуре и в павильоне), чего, к сожалению, нельзя сказать о безусловно глупых музыкальных ляпсусах — цыганская мелодия или вальс «На сопках Маньчжурии», а тем более песня Исаака Дунаевского «Ой, цветёт калина…», честно указанная в финальных титрах, то есть не попавшая в партитуру случайно и по недоразумению. Музыка Магнуса Файнза, брата главного актёра Рейфа Файнза и постановщицы Марты Файнз, — быть может, самое неудачное, что есть в этой экранизации.

Но куда более серьёзные претензии, как ни странно, надо бы адресовать тому, кто раньше всех загорелся идеей перенести роман Пушкина на экран, смог увлечь других и довёл дело до конца, потратив на проект немалую по английским меркам сумму в размере $14 млн. (неудивительно, что в прокате ожидал провал). Рейф Файнз в роли Евгения Онегина настолько мрачно романтичен и цинично холоден, что временами это начинает производить почти комический, пародийный эффект. Остраняемая поэтом и не без иронии поданная чайлд-гарольдская внешность героя понята актёром словно всерьёз, и несколько его естественных реакций не могут изменить складывающееся превратное впечатление об Онегине как о скучающем мизантропе, который готов всех презирать или же, опомнившись, смотреть на объект своей нежданной влюблённости с каким-то невероятно унылым, безумно усталым и чуть ли не замогильным видом.

Это особенно очевидно в сценах, когда менее опытная в актёрском плане, но более непосредственная и не стесняющаяся быть открытой и откровенной юная американка Лив Тайлер безусловно переигрывает своего неуклюжего и заторможенного партнёра. Восхитительно красивая и завораживающая, вероятно, чересчур роковая и мистически-неприступная (как, допустим, в эпизоде катания на льду Невы), она вдруг из светской знатной дамы превращается в зарёванную, вполне современную девчонку, у которой Онегин зачем-то вырывает бесполезное признание в мучительной любви.

Трудно судить, насколько лично была близка Тайлер эта самая «Татьяна, русская душою», но её фраза из рекламных материалов к фильму «Онегин» кажется искренней и идущей от сердца: «Я думала, что не выживу, если не сыграю Татьяну, по крайней мере, один раз в жизни». В этом есть даже какая-то загадка — словно Лив Тайлер намеревалась исполнять роль на сцене, из спектакля в спектакль. Хотя именно естественность, а для кого-то и наивность существования 21-летней американки в качестве одной из идеальных героинь русской литературы, позволила ей, в отличие от Файнза (у него от долгой подготовки и непрестанных размышлений по поводу роли, как говорится, «глаз замылился»), выйти в данной экранизации чуть ли не на первый план. И, возможно, было бы справедливо, чтобы эта лента, к тому же сделанная женщиной, называлась вовсе не «Онегин», а «Ларина».

1998

← назад на страницу фильма